+7 (812) 412-94-64

В Петербурге глава комитета по печати ответил на вопросы участников рынка

Смольный начал проводить торги на размещение наружной рекламы в формате конкурсов, что вызвало вопросы у ФАС. Участники рынка обсудили сложившуюся ситуацию с главой комитета по печати Сергеем Серезлеевым на круглом столе «ДП».

Сергей Григорьевич, почему торги по наружной рекламе так долго не проводились?

— Договорные отношения с операторами рынка наружной рекламы закончились у нас в 2013–2014 годах. На городских территориях оставалось больше 15 тыс. рекламных конструкций. В сентябре 2014 года мы хотели провести по ним торги в виде аукциона. Но ФАС предписала их отменить по двум причинам. Во–первых, потому, что мы предусмотрели применение индекса–дефлятора, который ФАС признала незаконным, и предоставление для социальной рекламы площадей в количестве более 5%, что, по мнению ФАС, выходило за рамки требований закона о рекламе. Во–вторых, потому, что Петербург столкнулся с жестким противостоянием в плане добровольного или обязательного исполнения ГОСТа по рекламе. Этот ГОСТ, к слову, существовал на тот момент более 10 лет (с 2003 года), и наши коллеги из других субъектов проводили торги, не обращая на него внимания. Мы проанализировали правовую ситуацию, а также решение ФАС и прокуратуры и поняли, что обязаны его исполнять. В этом случае в городе осталось бы всего 46 рекламных конструкций. Отрасль наружной рекламы в Петербурге прекратила бы свое существование, и бюджет города лишился бы существенных поступлений.

И как вышли из этого затруднения?

— Мы решили сохранить рынок наружной рекламы. Требовалось пересмотреть требования ГОСТа. Губернатор Петербурга совместно с мэром Москвы направили письмо в адрес главы правительства РФ Дмитрия Медведева о ситуации на рынке наружной рекламы. Для анализа требований ГОСТа и внесения необходимых изменений была сформирована рабочая группа, в состав которой вошли представители субъектов РФ, в том числе Москва, Московская область и Петербург, представители научных организаций, деловых объединений, операторов наружной рекламы и др.

В феврале 2016 года ГОСТ был изменен. Так что первая задача была локально решена. Но оставался вопрос о судьбе рекламных конструкций на территории города. Мы приняли решение их не демонтировать. Но изменили принцип платежей за их использование. До этого деньги поступали авансом. А после завершения договорных отношений с операторами бюджет стал получать средства за их фактическое пользование. Все операторы платили исправно. Лишь одна фирма — «Руан» — отказалась в 2015 году это делать и накопила долг в размере 100 млн рублей. Комитет по печати инициировал процедуру ее банкротства и приступил к демонтажу занимаемых ею конструкций. Из 1750 рекламных конструкций было демонтировано около 700. В настоящее время компания погасила задолженность перед бюджетом.

Сколько город заработал на размещении наружной рекламы в переходный период?

— Если считать без НДС, то поступления в 2014 году составили 627 млн рублей, в 2015–м — 810 млн (с учетом истребованного долга «Руана»), в 2016–м — 639 млн, а в 2017–м — 503 млн рублей. Фактические платежи компаний увеличились с 15 до 20%, потому что мы перестали применять коэффициент социальной значимости. Единственная компания, которая оспорила повышение платежей в суде, — тот же «Руан». Он уменьшил платежи на 50% и истребовал из бюджета переплату. Остальные операторы платили исправно, и никаких претензий к моменту подготовки торгов у нас не было.

Почему из года в год идет снижение по платежам в бюджет?

— С февраля 2016 года в городе стали готовить паспорта рекламных конструкций, соответствующих ГОСТу, для дальнейшего включения их в Схему размещения рекламных конструкций. В итоге из 15 тыс. рекламных конструкций в схему попало только 9,2 тыс. Произошло серьезное уменьшение рынка — на 40%. Операторы отнеслись с пониманием — начали демонтаж лишних рекламных конструкций. Причем делали это за свой счет. За счет бюджета демонтаж не проводился.

Постановлением правительства Санкт–Петербурга о правилах благоустройства (№40), которое было принято 31 января 2017 года, были определены требования к рекламным конструкциям. Уже тогда было понятно, что какие–то форматы наружной рекламы в Схему размещения рекламных конструкций не попадут?

— Да. При согласовании с КГА и КГИОП из схемы были исключены малые форматы. На тот момент у компании «Стоик» было 380 таких конструкций, у «Арт–линии» — 23 конструкции, у Gallery — 1615, и у «Вертикали» — 2487.

Сегодня компания «Стоик» заявляет, что мы их выгнали с рынка и не дали возможность работать. Но это некорректно по отношению к другим компаниям, которые тоже потеряли объемный ресурс рекламных конструкций.

Тем не менее Gallery и «Вертикаль» перешли на другой формат размещения рекламных конструкций. А «Стоик» этого не сделал.

Зачем убрали малый формат?

— Была поставлена задача привести рекламные конструкции к единому европейскому формату. В постановлении №40 было прописано пять видов допустимых конструкций: лайтпостеры, тумбы, ситиборды, билборды и суперсайты. Возражений со стороны общественности не было, документ прошел общественные слушания.

Какие еще факторы учитывали при формировании программы?

— Учитывали нормы работы в зоне влияния объектов культурного наследия. Принципиальная позиция Смольного — чтобы в центре не было больших форматов. Но была определена так называемая зона ноль, где установку конструкций разрешили. В итоге на набережных города сегодня нет ни одной большой рекламной конструкции. А на Невском проспекте число носителей сократилось со 100 до 35–40. Причем остались только конструкции согласованного с КГА формата. Город преобразился. С конца 2015 года по сегодняшний день в Петербурге демонтировано 8028 рекламных конструкций. Осталось демонтировать 118.

А что с информационными конструкциями?

— До 2013 года это пространство в правовом поле не регулировалось. Когда была дана четкая трактовка, что такое реклама и информация, мы сделали эти два сегмента параллельными. По сути они разные. Но их объединяет необходимость получения разрешения на их размещение. Незаконные информационные конструкции мы тоже демонтируем, а их владельцев штрафуем. Причем государственная услуга по выдаче разрешения на информационные конструкции бесплатная, отсутствует государственная пошлина (для сравнения: на рекламные она составляет 5 тыс. рублей). Эта работа позволила вывести информационные конструкции в правовое поле. Но до сих пор есть хулиганы. В 2015 году мы наложили на них штрафы в размере 49 млн рублей, в 2016–м — 155 млн, в 2017–м — 300 млн. Собираемость штрафов составляет 30–35%. Остальными занимаются судебные приставы. Но число желающих получить разрешение на информационные конструкции выросло в разы.

Как готовились к торгам по наружной рекламе?

— Законодатель оставил нам возможность самим определить способ проведения торгов — в форме конкурса или аукциона. Мы обсудили этот вопрос с операторами и решили, что будет конкурс. Каждое рекламное место оценило ГУИОН. И в результате первых торгов город получил 1,3 млрд рублей (они уже перечислены в бюджет в виде аванса за первый год). Это на 75% больше поступлений за 2017 год.

При подготовке торгов ФАС высказывала претензии. Вы их учли?

— Требование ФАС сводилось к тому, что торги должны быть в форме аукциона. Но мы посчитали, что это губительная для рынка практика. Опыт других субъектов красочно это иллюстрирует. На бумаге можно получить миллиарды в казну, но на деле — только банкротства и разрушение рынка.

Обратите внимание на наши последние работы из портфолио

Вы можете позвонить нам в офис
или
Заказать обратный звонок